За отсутствием источников

За отсутствием источников, при помощи которых можно было бы выяснить возможные изменения в договорах митрополитов с великокняжеской властью, договор, напечатанный в ААЭ, можно рассматривать не как акт деятельности Киприана, а в другом отношении — как тот статус митрополичьей власти в Москве, который сложился в середине XIV в., при Алексее, и был исходным положением дальнейшего развития отношений между митрополитами всея Руси и великокняжеской властью. Всестороннее освещение этого процесса по состоянию источников невозможно, но некоторые детали могут быть выяснены вполне достаточно и убедительно.

Так, многочисленные дошедшие до нас жалованные иммунитетные грамоты митрополичьему дому свидетельствуют с несомненностью, что с течением времени судебные и податные привилегии владений митрополичьего дома подвергались сокращению; в течение XV в. митрополиты утратили первоначальные княжеские права суда и дани и полной независимости от власти наместников великого князя, и в первой половине XVI в. владения митрополичьего дома в разных уездах превратились в комплекс обыкновенных привилегированных владений, привилегии которых ничем не отличались от иммунитетных привилегий монастырских владений и весьма мало отличались от иммунитета частновладельческих вотчин. Этот интересный вопрос ниже будет исследован подробно.

Отношения между Киприаном и московским правительством сложились, как у людей, которым по необходимости приходилось жить вместе и стараться обоюдно сделать совместную жизнь снссной. В вопросе о положении митрополичьего дома Киприан, конечно, должен был отстаивать почетную и выгодную для митрополичьей власти старину, как «было издавна и при Алексее митрополите», и возобновил, вероятно по старому образцу, договор с великим князем. Вел. кн. Василий Дмитриевич с своей стороны сделал несколько любезностей. Актом любезности следует считать дачу Киприану.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.