всякие поездки

Весьма затрудняло всякие поездки за пределы османских владений; в свою очередь, видимо, в этой сложной обстановке разные путники из владений Порты могли рассматриваться в соседних державах как лица «подозрительные» или как эвентуальные «лазутчики» султана.

В Русском государстве начало XVII в. было не менее тяжким периодом польско-литовской и шведской интервенции, причем (и это также немаловажно) военные действия Речи Посполитой против России, а в начале 20-х годов XVII в. и война Порты с Полыней, делали весьма затруднительным или же просто невозможным всякий проезд на Русь с Балкан через украинские области Речи Посполитой. Все это обусловливает заметную, но сравнению с предшествующим периодом, малочисленность сведений исторических источников о русско-южнославянских связях начала XVII в.

Правда в данной связи нужно учесть и специфику сохранившихся источников. В частности, как уже отмечалось в литературе, из архива русского правительства «из XVI и XVII века много чего пропало или испорчено влагой, а от так называемого времени самозванцев или Смутной поры (1604— 1613 гг.) почти все уничтожено». Правда, С. Димитриевич в другой своей работе отмечал, что во времена Смуты и «в начале правления Михаила» (т. е. царя Михаила Федоровича Романова), естественно, «русским было не до милостыни, по крайней мере от времени до 1622 г. не сохранилось никаких письменных сведений об этом в государственном архиве».

Однако, как мы уже видели, было бы неверно все содержание связей. России с южнославянскими землями сводить лишь к предоставлению «милостыни» царского двора балканским иерархам и монастырям. Весьма примечательно, что даже в начале польско-литовской интервенции, в частности в 1604—1607 гг., царское войско включало, помимо других иноземцев, и «гречан», и «сербян». К сожалению, нам трудно судить о дальнейшей судьбе этих балканских «воинников» на Руси. Впрочем, несколько более полные сведения сохранились о политической миссии Дионисия Тырновского, который находился в России в 1603—1604 гг. как официальный посол императора Рудольфа для переговоров с Борисом Годуновым «о великих делах, тайных государствах».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.