Вслед за этим Хейг

Вслед за этим Хейг потребовал от ФБР организовать подслушивание телефонных разговоров еще двух его коллег по Совету национальной безопасности. Затем он обратился с просьбой к ФБР «поставить на подслушивание еще одного газетчика. Названное им имя фигурировало в «уотергейтском деле» лишь под инициалами П. П. Это был англичанин Генри Брэндон, возможно, самый авторитетный из иностранных корреспондентов, аккредитованных в американской столице. Интерес к нему достиг апогея в августе 1969 г., когда ФБР стало известно, что он обедал вместе с Мортоном Гальпериным.

Когда в «Нью-Йорк тайме» за подписью известного журналиста Хедрика Смита появилось еще одно сообщение о Южном Вьетнаме, обеспокоившее Киссинджера, он потребовал организации подслушивания телефонных переговоров и этого корреспондента.

В совместном докладе по вопросам подслушивания трех сенатских подкомиссий, представленном в 1974 г., говорилось: «Подслушивались разговоры самого президента, когда тот беседовал с лицом, за телефоном которого велось наблюдение».

30 апреля 1970 г. Никсон начал авантюру в Камбодже, развязав необъявленную войну. Вторжение американских войск в эту страну вызвало массовые демонстрации молодежи по всей Америке и привело к трагедии в Кентском университете, где четыре студента, протестовавшие против политики Вашингтона, были застрелены национальными гвардейцами. Президент со свойственным ему двуличием уверял страну, будто эту акцию нельзя назвать вторжением.

Резонанс в стенах Белого дома и вне его вызвал новый пароксизм мании подслушивания. Казалось, Никсон и его ближайшее окружение считали: стоит только подсоединиться к достаточному числу телефонных проводов и окружить Белый дом кольцом автобусов, чтобы отгородиться от антивоенных демонстраций и нараставшей волны народного гнева,— и все проблемы будут решены. За 13 дней с начала вторжения.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.