Во время же молебна

Во время же молебна в Успенском соборе царь услышал, что он — Давид, которому предстоит одолеть Голиафа — Наполеона. Москвичи побогаче — дворяне и купцы — пообещали царю собрать деньги, что и выполнили немедленно — пожертвовав за полчаса почти два миллиона рублей.

Таковой представлялась внешняя сторона дела, но была и другая, потаенная. Предварительно Ростопчин провел большую подготовительную работу с представителями богатых сословий Москвы. Для того чтобы никому из дворян в голову не пришло задавать государю неприятные вопросы о «средствах обороны», Ростопчин решил припугнуть их: рядом со Слободским дворцом, где 15 июля проходила встреча с государем, он велел поставить полицейских и запряженные телеги (для будущих арестантов), готовые отправиться в дальнюю дорогу. После того как слух об этом дошел до участников собрания, желающих задавать «нехорошие» вопросы не нашлось. Недаром участник тех событий Д. Н. Свербеев сказал, что «восторженность дворянства была заранее подготовлена гр. Ростопчиным».

Также продуктивно поработали и с купцами. Ближайший помощник Ростопчина, гражданский губернатор Обресков, обрабатывал купцов, «сидя над ухом каждого, подсказывая подписчику те сотни, десятки и единицы тысяч, какие, по его умозаключению, жертвователь мог подписать».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.