вероятно

Точно так же, вероятно, неправомерно в данном случае говорить прежде всего об успешных рейдах запорожских казаков на османские крепости Болгарского Причерноморья как форме русско-болгарских контактов. По всей видимости, в этой связи необходимо прежде всего учитывать специфику сохранившихся документальных материалов, которые, особенно акты «Греческих дел», фиксировали главным образом протокольные детали, цифры денежных выдач балканским путешественникам, но не их устные сообщения или высказывавшиеся ими политические замыслы (естественно, в том случае, если они не отвечали видам московского двора).

Иными словами, если суммировать главные особенности русско-южнославянских связей уже в конце XVI в., необходимо отметить не только узкоцерковные контакты и постепенный приток балканских выходцев па Русь (для службы в армии или же постоянного жительства), но и значимость России в общем контексте нараставшего освободительного движения балканских народов. Вероятно, в той или иной мере на помощь русского царя рассчитывали тогда и тыриовский архиепископ Дионисий Рали, и эфемерный болгарский царь Шишман III, и охридский архиепископ Афанасий, в начале осени 1603 г. вместе с Дионисием Тырновским достигший границ России после долгого блуждания по разным городам и дворам Центральной Европы, а также, видимо, и другие, безвестные представители южнославянских движений.

Все же, несмотря на явное нарастание «политизации» русско-южнославянских связей на рубеже XVI и XVII вв., эта бурная пора, связанная с резкими переменами внешнеполитической и внутриполитической обстановки на Балканах и на Руси, ознаменована в целом заметным снижением активности во взаимосвязях русского и южнославянского обществ. Конец XVI и начало XVII в. были па Балканах периодом широкого подъема народных антиосманских восстаний и почти постоянного брожения, причем в этих движениях активно участвовали и многие представители православной иерархии (Дионисий Тыриовский, сербский патриарх Иоанн Каитул, охридский архиепископ Афанасий и др.), возлагавшие тогда надежды на поражение Порты в так называемой Долгой войне с Австрией (в 1593—1606 гг.).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.