В общем

В общем, во всех актах послухами писались далеко не все наличные родичи. Это понятно, так как родичи часто жили не в одном месте, иногда в разных уездах. Собрать их и получить согласие на сделку было затруднительно: многих нельзя было оповестить, так как они находились на службе или в безвестной отлучке; другие могли не иметь наличных средств, чтобы приобрести родовую вотчину, и в то же время не желали отказываться от своего права и потому уклонялись от дачи согласия. Поэтому приобретатель всегда должен был считаться с возможностью позднейших протестов родичей и появления выкупщиков. Ограждая свои интересы, он требовал обыкновенно от вотчинника так называемого обязательства «очистки» вотчины от всяких «вступщиков», заверения, что вотчичам до вотчины дела нет, а если кто из них вступится, то вотчинник своими деньгами должен «очищать» вотчину от всех возможных для приобретателя убытков.

В вопросе о согласии родичей практика и княжеские указы шли дальше постановления Судебника о послушестве, — родич, имевший полную возможность заявить протест, но не сделавший этого, считался давшим согласие и терял право выкупа. В этом отношении очень интересно судное дело конца XV в. мелких переяславских вотчинников Вельяминовых.

Матвей и Бекет Вельяминовы жаловались вел. кн. Ивану на своего брата Семена и на покупателя вотчины Семена Кузьмина в том, что их брат Семен продал вотчину, «а нам, господине, не взвестил. А тот, господине, Семен Кузьмин купил у него те земли, а нам же не взвестил». С. Кузьмин на суде показал, что он купил вотчину лет 30 тому назад, «а его (Семена Вельяминова) братье Матвею да Бекету было то ведомо, а жил, господине, тот Сеня с ними в одном месте». Продавец подтвердил это показание. Тогда великий князь спросил Вельяминовых: «сколь давно брат ваш Сеня те земли продал, далече ли те земли от вас?» Истцы ответили, что земли проданы более 25 лет, «а земли, господине, наши в одном месте».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.