В Москве

В Москве известие о новом главнокомандующем встречают ликованием, связывая с ним надежду на скорую победу над врагом. Рад и московский градоначальник. Но пройдет каких-то десять лет и Ростопчин весьма скептически оценит те августовские дни: «Москва дала новое доказательство недостатка в благоразумии. При вести о его назначении все опьянели от радости, целовались, поздравляли друг друга».

С Кутузовым Ростопчин близко познакомился еще в царствование Павла. Тогда Ростопчин, как глава Военного департамента, стоял на служебной лестнице даже выше будущего главнокомандующего. Теперь же им суждено было перемениться местами — как только армия вступала в пределы Московской губернии, московский градоначальник поступал в полное распоряжение Кутузова.

Назначение Кутузова, как это ни покажется странным, лежит в том же русле, что и назначение Ростопчина на Москву. Обществу российскому надоел Барклай, говоривший правду. И тогда Александр призвал Кутузова, хорошо говорившего по-русски то, что от него хотели услышать.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.