В мае 1937 года

В мае 1937 года Вышинский обязал Субоцкого участвовать вместе с ним в последних допросах Тухачевского и других «заговорщиков» по так называемому «делу военных». То был далеко не первый случай, когда Вышинский наглядно демонстрировал несговорчивым прокурорам, какая их ждет участь, если они не изменят свои взгляды. Субоцкий это указание Прокурора СССР выполнил. Следующим поручением Вышинский обязал Субоцкого присутствовать на приведении в исполнение смертных приговоров по этому делу, от выполнения которого он уклонился.

Надо признать, отказывались далеко не все. В надзорном производстве одного из руководителей прокуратуры СССР М. Острогорского есть документ о том, как Т.Н. Рогинский, помощник Вышинского, присутствовал с М.П.Фриновским, заместителем Ежова, при расстреле И.А. Акулова, бывшего заместителя председателя ОГПУ, затем Прокурора СССР и секретаря ЦИК СССР В деле Акулова нет никаких доказательств вины, кроме двух протоколов допросов с его собственными «признаниями». В суде Акулов от них отказался, заявив, что его признания были сделаны «в состоянии потери воли». Рогинский и сам говорил, что «далеко не уверен в действительной виновности Акулова и всегда считал его хорошим большевиком».

Вот оно — откровение, не требующее никаких комментариев, если прокурор, осуществляющий надзор и присутствовавший на расстреле человека сам не верил в его виновность. В чем же тогда дело? А в том, как указывал потом Рогинский, что он «не был спокоен за себя и потому делал все возможное, чтобы заручиться поддержкой и доверием со стороны руководства НКВД».

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.