в комнату

В этот самый момент в комнату вошла хозяйка, подсела к столу и предложила выпить еще чашечку кофе.

Я похвалил кофе, сказав, что такого мне уже давно не приходилось пить.

— Охотно верю, — согласилась Настасья Тимофеевна. — Не из какого-нибудь суррогата варим, а из настоящего кофе. Кофе привез знакомый машинист из Харбина, а зерна я сама жарю.

Женщина эта вся так и искрилась огнем и энергией. На одном месте она долго усидеть никак не могла. Вот и сейчас отхлебнула немного кофе и пошла зачем-то в кухню.

Когда Настасья Тимофеевна вышла, Муржановский уже не возвращался к разговору на политические темы, а дипломатично спросил, как у меня дела по женской линии.

Вопрос был неожиданным. Я вспомнил жену Еременко. Уж не кроется ли и здесь что-либо подобное?

Из дальнейшего разговора выяснилось, что он знает о наших дружеских отношениях с Катей и не только одобряет мой выбор, а прямо-таки восхищен ею. Это меня очень обрадовало.

— Поверь мне, дружище, лучшей девушки тебе не найти. Порядочная, чувствительная, образованная, об остальном можешь не говорить, — перейдя на «ты», сказал Муржановский.

В первый момент, я не знал, рассердиться мне или рассмеяться. Старик, видно, думает, что мы с Катей близки, и радуется этому.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.