В 1580 г.

В 1580 г. освященный собор иерархов церкви и монастырских властей, под диктовку царя, осудил «пьянственное к непотребное житие» епнскопий и монастырей, признал крайнее оскудение воинского чина и запретил церковным учреждениям и монастырям впредь приобретать земли каким бы то ни было путем: вкладами, куплями и закладами. Однако одновременно был провозглашен принцип безусловной неотчуждаемости церковных и монастырских недвижимостей, «никоторым судом», и вотчичи приобретенных церквами и монастырями земель были лишены права выкупить родовые вотчины, «хотя которое место и не утверждено крепостьми (т. е. не оформлено записью в Поместном приказе, как этого требовал указ 1551 г.), и того у монастыря не выкупити, и вперед с монастыри о вотчинах не тягатися».

Таким образом, соборный приговор 1580 г., как и ука;; 1551 г., имел обратную силу и лишал вотчичей права выкупа всех вотчин, для которых не было 40-летней давности.

Все значение приговора 1580 г. станет ясно, если напомнить, что не менее трети всех монастырских владений того времени было приобретено монастырями за последние 25—30 лет перед 1580 г. Лишая вотчичей права выкупа, приговор закреплял за монастырями все многочисленные вклады и отчуждения, сделанные служилыми людьми во время почти непрерывных войн, общего разорения страны и той паники, которую вызывали опалы и казни царя Ивана.

После смерти царя Ивана правительство царя Федора в 1584 г. сделало второй натиск на «князей» церкви и на монашествующую братию, подтвердило постановления Собора 1580 г., а сверх того отменило церковные и монастырские «тарханы», т. е. податные привилегии.

После прекращения войны со Швецией и Польско-Литовским государством и смерти царя Ивана наступило успокоение и медленное оздоровление экономики страны. Служилые вотчинники стали мало-помалу оправляться и потянулись к царю.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.