Тихомировым

Тихомировым и И. Снегаровым, что на этих тайных переговорах речь шла также о «болгарском деле», т. е. о привлечении России к антиосманской борьбе; остается выразить сожаление, что этот секретный раздел миссии Дионисия Тырновского не был зафиксирован в актах царского архива, а соответствующая документация сохранилась не полностью. Однако, несмотря на такую досадную лакуну в сохранившихся свидетельствах, мы можем все-таки судить о том, что в известной мере, видимо, антиосманские цели посольства Дионисия были достигнуты.

В 1604 г. запорожцы совершили морской поход па Варну и соседние крепости Османской империи, причем это было сделано с «благословения» Бориса Годунова и для того, чтобы оказать помощь императору Рудольфу. Можно предположить, что и приезд в начале 1604 г. в Россию охридского архиепископа Афанасия, прилепского (пелагопийского) митрополита Иеремии, которые в конце XVI в. активно выступали за создание широкой коалиции католических держав против Порты, был вызван разочарованием в помощи Запада и надеждами на участие в таком антиосманском союзе также московского царя.

Не менее любопытно и другое обстоятельство, а именно резкое сокращение числа поездок в начале XVII в. за московской «милостыней» различных балканских клириков, поскольку, как мы знаем, такие благочестивые путешествия оказывались тогда весьма небезопасными. Так, например, в 1604 г. архимандрит Аксентий со старцами из фрушкогорского сербского монастыря Крушедол (южнее нынешнего города Нови-Сад), имея жалованную грамоту от царя Федора Ивановича, отправился «бить челом» Борису Годунову, по «на дороге воры угорские побили до смерти», а царская грамота пропала. Однако позднее все-таки монахи Крушедола побывали в Москве (в 1606—1610 гг.) и получили новую жалованную грамоту от Василия Шуйского, которая упоминается в рекомендательном письме 1650 г. Нам известны также две жалованные грамоты Годунова сербскому Хиландарскому монастырю па Афоне (1603 ).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.