Самосознания

Самосознания и политической самодеятельности рабочих масс, объединение их в самостоятельную революционную силу под знаменем социал-демократии» уже не одной из сторон двуединой задачи, поставленной именно перед русскою социал-демократией своеобразием русского революционного развития, а такою же однозначною «целью», какою это развитие и объединение является для западноевропейского социалистического движения, — целью, которой должна быть подчинена политическая борьба, как «средство» создания «предварительных условий» для «прямого и непосредственного выполнения» этой, единственно подлинной исторической задачи русской социал-демократии.
Но история «за нашей спиной доставила преобладающую роль в нашем движении не цели, а средству, не нашей основной, принципиальной задаче, а тем исторически более элементарным задачам, без, по крайней мере, частичного осуществления которых не было объективной возможности последовательно и всесторонне преследовать первую. Этим самым в развитие русской социал-демократии внесено было противоречие, которое проходит красной нитью через все его фазисы».

Но констатировать наличие этого противоречия между классово-социалистическими и общеполитическими задачами русской социал-демократии на самом пороге быстро надвигавшейся революции — значило констатировать его практическую неразрешенность теми рационалистическими методами, которыми русский марксизм пытался теоретически преодолеть его за 20 лет своего существования. В реальности русской жизни и русского революционного движения не оказывалось возможности органического и гармонического сочетания тех двух сторон двуединой задачи, которые одинаково возникали из этой жизни и этого движения и одинаково навязывались ими российской социал-демократии.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.