Решимость

Решимость правительства предать гласному суду лиц, оказывающихся виновными в тяжелом политическом преступлении, произвела вообще на значительную часть общества благоприятное впечатление. До сих пор ко всякому политическому делу, у нас возникавшему и бывшему исключительно в ведении администрации, относились недоверчиво, опасаясь с ее стороны произвола и задаваясь мыслью, что администрация всегда в подобных случаях преувеличивает и намеренно раздувает дело, в действительности имеющее ничтожное значение. Настоящий процесс, удовлетворяя желанию таких скептиков достигнуть полной гласности суда и раскрывая им всю важность и объем преступных замыслов привлеченных к суду лиц, приносит, по мнению многих, тот полезный результат, что молодые люди одинакового направления и убеждений с подсудимыми в виду публичного процесса и общественного к виновным негодования могут быть остановлены на увлекшем их пути и тем спасены для самих себя и для общества.

Вся консервативная среда, которая составляет здесь огромное большинство населения, проникнута сильным негодованием к виновникам тайного общества, призывая на них самую страшную кару закона. Нельзя, впрочем, отрицать, что между молодыми людьми находятся и симпатизирующие некоторым подсудимым, как напр. Дементьевой, привлекшей их участие высказанным с ее стороны горячим сочувствием к студентам и бойкостью ответов на судебном следствии.
С этим вместе обязываюсь сказать, что слышались порицания за допущения в речах подсудимых таких частностей, разъяснение которых должно было бы иметь место на предварительном следствии, а не в публичном заседании судебной палаты. При этом указывают на речь Ткачева, который открыто заявлял себя нигилистом и позволил себе развивать теорию фиктивного брака, оскорбляющую общественную нравственность, а между тем председатель не остановил подсудимого и дал ему возможность свободно высказаться до конца.

Объявленное решение суда по первой группе подсудимых не удовлетворило ожиданиям общества, заключавшимся в строгом возмездии для каждого из виновных. В приговоре суда Успенскому, Кузнецову, Прыжову и Николаеву видят лишь кары за убийство человека; оправдание же остальных четырех подсудимых, — Орлова, Волховского, Томиловой и Коринфского, — поразило всех неожиданностью, и общественное мнение недоумевает о причинах такого снисхождения к означенным лицам и в особенности по отношению к Орлову, одному из ближайших лиц к Нечаеву и посвященному в его замыслы. В разговорах по этому предмету случается слышать суждения и такого рода, что «если суд освобождает ныне от ответственности подсудимых первой, важнейшей категории, то за тем можно думать, что для лиц прочих категорий не только не найдется никаких поводов подвергнуть их взысканию, но присуждена будет им даже.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.