преимущества отсталости

Тему преимущества отсталости Чаадаев подробно развивает в «Апологии сумасшедшего». Он сравнивает Россию не только с Западом, но и с Востоком. Россия занимает между ними срединное положение. «Мы живем на Востоке Европы — это верно, и тем не менее мы никогда не принадлежали к Востоку». Хотя христианская Европа и восточные цивилизации, по мысли Чаадаева, несоизмеримы по своей значимости и по уровню своего культурного потенциала, но их объединяет одна черта: они выработали сложный и разветвленный комплекс традиций, которые уже затвердели и окостенели, препятствуют дальнейшему росту, и это свидетельствует об их «завершенной жизни», об исчерпанности отпущенного им жизненного цикла.

Напротив, Россия, по словам Чаадаева,— это огромная tabula rasa, готовая к стремительному культурному старту. Ибо «мы девственным умом встречаем каждую новую идею. Ни наши учреждения, представляющие собой свободные создания наших государей или скудные остатки жизненного уклада, вспаханного их всемогущим плугом, ни наши нравы — эта странная смесь неумелого подражания и обрывков давно изжитого социального строя, ни наши мнения, которые все еще тщетно силятся установиться даже в отношении самых незначительных вещей, — ничто не противится немедленному осуществлению всех благ, какие Провидение предназначает человечеству. Стоит лишь какой-нибудь властной воле высказаться среди нас — и все мнения стушевываются, все верования покоряются и все умы открываются новой мысли, которая предложена им».

Вот и еще одно преимущество отсталости: воспитанная веками привычка повиноваться в принципе может обеспечить высокую социальную, политическую и культурную мобильность. «Рабство», столь решительно обличенное Чаадаевым в первом «Философическом письме», начинает становиться под его пером не только недостатком, но и достоинством.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.