Потом Нечаев

Потом Нечаев спрашивал Ралли, будут ли студенты-медики в одно время с ними заявлять об официальном дозволении сходок. На это Ралли отвечал, что он, пожалуй, хоть сейчас будет, но будут ли студенты, — не ручается. Потом они снова ушли в другую комнату, а я ушел к брату. Во время святок раз, возвратясь откуда-то, я застал в нашей квартире человек 10 студентов, собиравшихся уже разойтись. Фамилии некоторых я после узнал. Тут были: Кипиани, Сараджев, Измалов, Жученко, Горизонтов; они соглашались, кажется, в том, как лучше заявить начальству о своих нуждах, и, наконец, сказали, что 5 января будет большая сходка, где уже окончательно согласятся, как действовать. На этой сходке я не был, хотя и был приглашен, но слышал, что было много шума и спора; Орлов на этой сходке тоже был, уж не знаю, в качестве ли будущего студента или же выдал себя за действительного.

Вообще в бытность Орлова у нас я видел его только утром, а днем до позднего вечера он уходил с Нечаевым и возвращался, когда уже я спал. Так что за все время, как он был у нас (недели 1-1У2) я даже не мог расспросить, как он поживает. После 8 я слышал, как Нечаев передавал Орлову, что студентов было мало и потому ничего не вышло, — нужно, чтобы было больше. Орлов вскоре уехал за своими бумагами. Раз перед вечером Нечаев, возвратясь откуда-то, подал мне бумагу, сказав: «подпишись». Я увидел с десяток фамилий и заглавие, в котором говорилось, что студенты желают просить общие кассы и библиотеки и общей сходки для устройства этого. Когда я спросил Нечаева, как же будут студенты просить означенного и у кого, — он ответил, что это будет известно, когда все подпишутся, и прибавил, что только тот будет участвовать в кассе, кто подпишется на этом листе.
Читай Как одеть подростка модно это просто.
На другой день Нечаев сказал мне, что на Фурштатской в том же доме будет общая сходка студентов; будут говорить о форме, в какой намерены заявить свое желание. В назначенный час пришел туда и я. Там были и медики, и технологи, и студенты университета. Тут я встретил в 1-й раз Енишерлова, Бирка и с обоими случилось перекинуться незначительными фразами. Всех было около 50. Сначала говорили о том, что, несмотря на стипендии и вспоможения, которых получение сопряжено с большим трудом, многие из нас бедствуют, и потому мы сами должны уменьшить это зло, а потому господа, желающие как бы то ни было пресечь это зло, пусть подпишутся на этом листе.

Прочитали заглавие, некоторые стали подписываться, другие заспорили. Наконец, сказано было, что как скоро будет достаточное число желающих, тотчас же будут говорить о форме. Подписались, но о форме речи не было 9). Выходя из квартиры, студенты по приказанию полиции были считаны. В продолжении недели до означенной сходки Нечаев раза 4 по вечерам посылал меня к какому-то студенту за получением 3 рублей, квартирующему в д. Воронина, на углу Фонарного пер. и Мойки, кв. № 90. Фамилия этого господина не русская, и я ее забыл. На проход туда и обратно требовалось не меньше 3 часов, и всякий раз я не заставал того господина дома, а получал записку, где говорилось, что деньги в скором времени будут доставлены. Возвратясь от него в последний раз, по множеству окурков.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.