пишет недавно

Но, как пишет недавно побывавший в Израиле датский журналист Мёллер-Расмуссен, государственный сектор этой страны «в основном объединяет заводы по производству вооружения. Пропасть между людьми с разными доходами… все возрастает. Гнетущее впечатление производит тот факт, что в условиях военного положения, на котором находится Израиль, предприниматели живут в роскоши, а трудящиеся терпят лишения».

Да и каков удельный вес государственного сектора? Много ли остается на его долю, если 93% промышленных предприятий принадлежат частным владельцам, если 96% предприятий, основанных в течение 60-х годов, находятся в руках того же частного сектора?

Но даже если государственный сектор экономики Израиля был бы несравненно мощнее, то это не привело бы к изменению капиталистического характера производственных отношений. Энгельс писал, что чем больше производительных сил буржуазное государство возьмет в свою собственность, «тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать… Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.