После этого описания

После этого описания в первой четверти XVI в. возникли еще 7 деревень и 1 починок. Большинство деревень были мелкими хуторами, поставленными в лесу, покрывавшем большую часть владения. В середине XVI в. возле села возникла слободка в 29 дворов непашенных бобылей, но митрополичьего хозяйства в селе, повидимому, еще не было. В 1571 г. во время набега хана Девлета все Пушкинское владение было запустошено, и, по описанию 1585 г., все, что уцелело от разорения, сгруппировалось в селе, где было заведено митрополичье хозяйство с 65 десятинами запашки. Некоторый доход давали мельница и перевоз на р. Уче. В XVII в. при патриархах в Пушкине было уже значительное владельческое хозяйство. Читать далее »

Книга домовых вотчин

Книга домовых вотчин сообщает о Голенищеве несколько интересных подробностей. При митрополите Феогносте на верхнем течении р. Раменки жил митрополичий коровник Селята. Феогност поставил на этом месте храм св. Николая, «и зовется то место сельцо Селятино». (Ныне это дер. Никольская, в 9 км от Серпуховской заставы). В XIV в. все место по р. Сетуни было пустынно, и «обапол», т. е. по обе стороны, Голенищева был большой лес, «и ту Киприан митрополит сам часто любяше пребывать и книги своею рукою писаше, понеже место бе тихо и безмолвно и покойно от всяких плищей». Здесь он поставлял епископов и здесь же скончался. В заключение книга домовых вотчин добавляет, что «христиане голенищевские и селятинские и тех деревень беспрестани на дворе митрополичье всякую страдную работу работают». Читать далее »

были куплены

Тогда же были куплены небольшая вотчина Жа-биных за 4 руб. и у детей Ф. Кузьмина часть дер. Микулинской за 30 руб. Наконец, у семи Чертовых и у трех Бобровых, их сестричичей, т. е. родственников по женской линии, было куплено за 250 руб. с. Есеево с деревнями и селищами в Вышегородском стану Дмитровского уезда. Продавцы этого владения были сонаследниками Федора Шолохова Чертова, убитого собственными людьми и не оставившего жены и детей. Очевидно, сонаследники не могли полюбовно разделить наследство и продали его митрополичьему дому. Читать далее »

Симона

Симона, купил в 1511 г. «без митрополича ведома и без докладу» у Игн. Мих. Чертова с. Хлябово-Глебово. Сделка была совершена открыто, с соблюдением всех правил, обеспечивающих прочность ее: послухами у купчей были пятеро Чертовых, ближайшие родичи продавца; купчую писал митрополичий сын боярский Второй Семенович Великого; наконец, ямской дьяк великого князя Данило Клобуков, приходившийся по жене родичем Чертовых, дал собственноручную запись в том, что «мы то село Федору осло-бодили купити, и нам до того села дела нет». Новый митрополит— настойчивый и независимый Варлаам—пожаловался вел. кн. Василию. Великий князь опалился на Ф. Бутурлина и приказал отобрать у него безденежно с. Хлябово. Однако Варлаам, имея в виду высокое положение покупателя и не желая наживать врага, «Федора Бутурлина пожаловал и деньги велел ему заплатить по купчей грамоте из казны и очи ему у сына своего у великого князя взял». Читать далее »

В конце XV

В конце XV и в первой четверти XVI в. митрополиты стали энергично отстаивать остатки Селецкой волости и скупать у своих слуг их вотчины. На запад от деревень Ларевой и Лысковой, на р. Саморядовке, находится дер. Горки, раньше— Горки-Якшилово. В середине XV в. митрополит Иона дал дер. Горки в пожизненное владение своему слуге Якову Якшилу, вероятно крещеному татарину. После смерти Якова дер. Горки была за его сыном Семеном Якшиловыч, «и Семен Якшилов то село освоил себе отчиною, да и продал его Ивану Пар-феньеву, митрополичьему же сыну боярскому. Читать далее »

В 4 км

В 4 км от дер. Лысковой на север находится с. Хля-Оово-Глебово, большая вотчина митрополичьих слуг Чертовых, купленная по частям митрополитами (об этом см. ниже). Два поля Хлябова лежали в Московском уезде, а третье, за р. Черной Грязью, было в Вышегородском стану Дмитровского уезда. На север и запад от Хлябовского владения в Вышегородском же стану была еще крупная вотчина Чертовых, приобретенная в XVI в. митрополитами, о чем будет речь при описании владений в Дмитровском уезде. Читать далее »

Селецкая волость

Таким образом, Селецкая волость состояла из собственно митрополичьих земель и из вотчин митрополичьих слуг. На эту территорию распространялась власть митрополитов, без разрешения которых слуги-вотчинники не имели права отчуждать свои земли посторонним людям. В действительности же слуги пользовались периодами безвластья, во время перемен лиц на митрополичьей кафедре, и распродавали свои вотчины посторонним людям. Уже в XV в. единство территории волости было разрушено, и чересполосно с землями митрополитов и их слуг оказалось довольно значительное количество боярских вотчин. Это дает основание предполагать, что первоначально, в XIV в., территория волости была значительно больше той, которую мы можем определить по позднейшим актам Судя по этим актам, большая часть волости находилась в пределах Манатьина и Быкова стана Московского княжения; в западной части волость немного захватывалаГоретов станМосковского уезда, а в северной части переходила за границу Вышегородского стана Дмитровского уезда. Одно это обстоятельство говорит за то, что территория Селецкой волости была очень древнего происхождения. Читать далее »

Следующие два митрополита

Следующие два митрополита — Кирилл и Антоний, памятуя трагический конец Филиппа, были настолько безличны, что благополучно умирали на своих постах. Наконец, последний митрополит — Дионисий, хиротонисанный в 1581 г. из игуменов Хутынского монастыря, в октябре 1586 г. был низложен и сослан в тот же монастырь.

Умирали на своем посту следующие митрополиты: Иона (1461), Филипп (1464—1473), Геронтий (1473—1.489), Макарий (1542— 1563), Кирилл (1568—1572) и Антоний (1572—1581). Читать далее »

Иона

Иона был последним митрополитом «Киевским и всея Руси». После его смерти (3 марта 1461 г.) произошло окончательное разделение русской митрополии, и московская кафедра приобрела, таким образом, значение национально-государственного учреждения. Это обстоятельство в значительной степени подрывало авторитет митрополичьей власти и ставило ее в прямую зависимость от великого князя. Флорентийская уния и последовавшее вскоре после нее (в 1453 г.) взятие Константинополя турками, с своей стороны, подорвали авторитет константинопольского патриарха. Московские князья перестали с ним считаться, и московская митрополия, если не в принципе, то фактически, стала независимой от Константинополя, автокефальной. Читать далее »

В 1437 г.

В 1437 г. Исидор прибыл в Москву, но. не принимая в управление митрополичьего дома, в сентябре того же года отправился во Флоренцию, на собор по вопросу о соединении церквей. На Флорентийском соборе Исидор выступил решительным сторонником соединения восточной и западной церквей. Когда об этом стало известно на Руси, то Исидор везде.встретил решительный отпор. Весной 1441 г. он приехал в Москву, но после первой же службы в Успенском соборе был заключен по приказанию великого князя в Чудов монастырь. Собор русских епископов отверг унию, и осенью того же года Исидор бежал в Тверь. Не принятый и посаженный под стражу в Твери, Исидор через Литву бежал в Рим. Читать далее »