От Кати

От Кати я узнал, что матушка Фотина намного старше Марии Павловны, но ее розовое лицо мадонны с живыми голубыми глазами было таким моложавым и привлекательным, что больше тридцати пяти лет ей нельзя было дать. Зато сестра Ефросинья, которая, как оказалось, была на несколько лет моложе матушки Фотины, походила на настоящую старую ведьму с некрасивым морщинистым лицом и горбатым носом.

Больше часа, разговаривая, мы просидели за чаем. На следующий день после обеда пошли вчетвером прогуляться в лес. Нескольких часов, проведенных в обществе монахинь, было для меня достаточно, чтобы составить о них определенное представление.

Матушку Фотину я не только стал уважать, а прямо-таки полюбил. В ней не было и тени слепой набожности, характерной почти для каждой монахини. Вера ее покоилась на глубоком убеждении. Особенно удивительна была ее способность уважать убеждения других людей, что очень редко встречается и у православных, и у католиков. Когда я сказал ей, что не верю в бога, а религию считаю дурманом для народа, матушка Фотина не сделала ни малейшей попытки, чтобы поколебать меня в моих собственных убеждениях.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.