о религии

Это вовсе не значит, что мы не спорили о религии. Напротив, спорили, и много. Узнав, что я католик и в свое время готовился стать священником, матушка Фотина по-настоящему воодушевилась. Она сказала, что далеко ие всегда православной церкви, которая, по ее убеждению, одна ведет к спасению, представляется возможность защищать свое учение перед католиками. Я признался ей, что сам отказался от собственной веры. И хотя я сказал, что мне абсолютно все равно, каковы принципы той или иной религии, она все же не успокоилась до тех пор, пока не высказала всего, чего хотела. Я терпеливо выслушал ее до конца и тем понравился ей. Больше того, когда дух противоречия все же овладел мной и я начал спорить, она, кажется, не обиделась. Ее теплые дружеские взгляды говорили, что она, напротив, даже благодарна мне за то, что я Дал ей возможность опровергать мои принципы.

Возможно, ее дипломатически тонкое отношение ко мне, как к Катиному поклоннику, удивило и покорило меня больше, чем ее религиозное терпение. Она относилась ко мне так, будто я уже был членом их семьи.

Насколько симпатична показалась мне матушка Фотина, настолько неприятной была сестра Ефросинья. Их нельзя было Даже сравнивать. Сестра Ефросинья — типичная носительница фанатичной религиозности.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.