Наконец

Наконец, после длинной и горячей моей тирады он сказал: «Все вы теперь так поете, а вот будешь доктором, пришлет за тобой какой-нибудь бедняк, а лакей твой ответит — «почивают-с, повремените часа 2»; я отвечал, что еще это неизвестно. Но Нечаев продолжал: «Со мной жил тоже здесь из владимирцев — Капацинский и рассуждал тоже подобным образом и ел не лучше твоего. А теперь как сделался учителем, стал 500 рублей получать. Ну и перчатки завел и танцам выучился».

Я заметил, что из того, что один Иван похож на Петра, еще не следует, что все Иваны похожи на Петров. Потом я стал спрашивать, кто это такой Капацинский, но узнал только, что он односелец Нечаева и что Нечаев с ним переписывается и даже теперь ему нужно писать. Находясь под влиянием только что кончившегося разговора, я пожелал написать несколько строк этому просветителю крестьян, а Нечаев, говоря, что ему нужно написать всего несколько слов, побуждал, чтобы я написал скорее, и вот я решил написать к этому учителю нечто в роде обличения и наставления, а так как крупно писать с первого раза человеку незнакомому неловко, то я, по семинарской привычке, и старался подобрать подходящие мало-мальски случаи и места из священного писания. От этого письмо вышло темно даже.

В конце письма Нечаев попросил написать адрес какого-то учителя, и несколько слов, не помню в котором письме, написаны с его голоса. (На означенное письмо я получил ответ, состоящий из так называемых «общих фраз», из которых я все-таки увидел, что мне говорят, что я еще молод и не знаю обстоятельств, в которых находится сельский учитель, что ему на каждом шагу предстоит [встреча] с разного рода препятствиями и пр., так что, дескать, по неволе воскликнешь: «есть руки, да не под силу им дело». Я написал другое письмо, в котором, не желая его обидеть прямо, при помощи разных примеров, хотел показать, что, дескать, господин, так рассуждающий, прямо показывает только, что ему неприятно приветливо обращаться с бедными крестьянскими мальчиками, и решил больше не писать.)

Около этого же времени Нечаев сказал мне, что Орлов учителем в Иванове, что у него все одинаково учатся и нет ни первых, ни фаворитов, и что поэтому он находится во вражде с законоучителем этого училища. К Орлову я после хотел написать письмо, но потом бросил. Нечаев же с ним переписывался и письма сжигал, не показывая мне, да я и не интересовался. (Письмо ко мне от Капацинского Нечаев прочитал и мне не возвратил.)

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.