мне уже выдан

Когда мне уже выдан был билет на каникулы, я получил от Орлова письмо. На штемпеле конверта я прочитал «Москва». В письме говорилось, что ему известно все случившееся, известно об арестованных, известно даже и то, что в пользу их здесь собраны деньги. Потом он говорил, что «для тех, которые не успевают получить в Петербурге, имеется небольшая сумма в Москве, но, дескать, гораздо лучше, если бы кто-нибудь от вас привез сюда на перепутье денег, а люди, у которых можно остановиться, здесь есть, и если кто от вас поедет, отдай ему прилагаемую записку». В записке было: «Патриарший Пруд, дом 2-й от угла, студ. Лопатин, Марья Осиповна Антонова, знакомый Орлова».

О том, как я ходит за деньгами к Езерскому, и что меня главным образом к этому побудило, я уже говорил п). За обещанными деньгами я должен был снова ходить к Корсакову, и они были принесены мне на квартиру в количестве 30 руб., не знаю, им самим или его товарищем. Адрес с записки я оставил у г-жи Томиловой, которая сама обещала собрать сколько-нибудь в пользу арестованных студентов, а сам поехал на каникулы. На дороге я вспомнил, что забыт адрес Жученки, имеющийся у Томиловой, а потому в Москве остановился, отыскал Лопатина, куда пришла и Антонова. Тут я написал Томиловой письмо о том, чтобы она выслала в Москву адрес Жученки, а Антоновой отдал деньги и попросил их переслать как скоро выслан будет адрес. Потом сказал, что моя знакомая г-жа Томилова обещала собрать несколько денег и что здесь они очень будут нужны, так можете к ней обратиться от моего имени. У Лопатина мне пришлось ночевать.

Вот я сказал все, что непосредственно меня касалось, что я сам замечал, или слышал от очевидцев. Теперь прибавлю, что я знаю, как слух, и что, следовательно, доказать не могу.

Слышал я, что на большой сходке 5 января 1869 года студенты разделились. Одни хотели открыто собраться и заявить своп требования начальству, большая же часть решила тайно собираться по кружкам и подготовлять всех студентов к заявлению по осени, — в сентябре или октябре; представителем последних считали Езерского, который, говорят, и действительно завел сходки, но чтобы попасть на них, нужно побывать несколько раз на музыкальном вечере, куда вход стоил 70 коп. серебром. Вечера эти устраивались в Измайловском полку. Но об этом, впрочем, я ничего определенного сказать не могу; ясно только то, что заявление медиков и закрытие академии заставило Езерского поспешить, и, вероятно, это к лучшему.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.