Кроме Екатерины Васильевны

Кроме Екатерины Васильевны, с которой я занимался не в группе, а индивидуально, был у меня еще один такой ученик — бывший царский офицер Тихон Васильевич Белих, которого, как ни странно, порекомендовал мне большевик Осип Кузьмич.

— Есть тут у нас один молодой человек,—сказал он мне как-то, — сынок старого возчика Василия Семеновича. Старик не жалеет денег для образования сына: учил его в реальном училище в Иркутске, потом отправил в Томск, в институт. Окончить этот институт парню не удалось, так как началась война и его забрали в армию. Но он и в армии отличился, дослужился до штабс-капитана. Сейчас это, разумеется, пе самая лучшая визитная карточка, но отца его я знаю с пятнадцатого года, да и сын неплохой человек. Правда, до сих пор он не работает и сидит на шее отца. Пока нет работы, он хотел бы заняться изучением иностранных языков. Просил меня поговорить с вами. Разумеется, хорошо заплатить он не может, денег у него нет, но вы могли бы записать его в какую-нибудь группу.

Я сказал Еременко, чтобы он прислал ко мне капитана, а уж я сам поговорю с ним.

На следующий день штабс-канитан зашел ко мне. Убедившись в том, что человек он понятливый и толковый, я порекомендовал ему записаться в группу, где занимается и Еременко. Пока ои не найдет себе работу, платить ничего не нужно. Но тут оказалось, что молодого человека мое предложение не устраивает, так как он хотел бы заниматься у меня не в группе, а один и изучать сразу два языка: английский и немецкий, которые он учил и до этого. Учиться бесплатно он не собирается, но если я несколько сбавлю плату, он будет очень благодарен. Мы договорились, что утром, в свободное время, я три раза в неделю буду давать ему уроки по два часа. Платить же он мне будет только четвертую часть.

Начались уроки. У нового ученика были способности и хорошая подготовка, и потому изучение обоих языков шло ускоренным темпом.

Штабс-капитан оказался понятливым, воспитанным человеком, для местных условий достаточно образованным. Он охотно поддерживал разговор о литературе, об искусстве, он разбирался понемногу во всем, но в первую очередь в физике и химии. Все это произвело на меня очень хорошее впечатление.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.