Германии

Германии в Лигу Наций и всего лишь через три года после произведенной Раймондом Пуанкаре оккупации Рура начало намечаться франко-германское сближение, к тому же проводимое министерством того же Пуанкаре, то может показаться, что диалектика как бы избрала послеверсальскую действительность для своих самых тонких и изощренных упражнений и уроков. Подобно тому, как Англия строила свою политику на франко-германском антагонизме, Германия на определенной стадии своего восстановления получила возможность пользоваться англо-французским соперничеством. Это можно рассматривать, как выражение возрастающего влияния Германии в неустойчивой системе европейских отношений, и хотя в данном ее аспекте сказывается английская политика Локарно, но сказывается так, как этого не желал бы Форейн Оффис.

Если Франции не удалось избежать Локарно, то ей пришлось использовать вновь сложившуюся ситуацию, дать политике Локарно свою, французскую, интерпретацию. Переговоры между представителями французской и германской тяжелой индустрии закончились образованием грандиозного международного стального об’единения. Политическая ситуация способствовала попыткам франко-германского сближения, а с другой стороны, экономическое сближение бывших врагов стало проявляться в попытках политического оформления, как некоего внешнего условия, как определенной гарантии.

Продолжение англо-французского соперничества, резкое обострение франко-итальянских отношений, наконец, общая зависимость от С. Штагов,—все это подготовило политическую почву для первых шагов франко-германского сближения, — ситуации, предотвращение которой является традицией английской политики. Свидание ответственных руководителей внешней политики Франции и Германии в Туар и являлось попыткой установить франко-германское сближение на основе разрешения ряда конкретных вопросов, затрагивающих интересы обеих сторон. После Берлинского договора—Туари было следующим ударом по английской политике Локарно, а с точки зрения всей послевоенной истории англо-французских отношений—это было выражением углубляющихся противоречий, развертывающихся на более широкой оонове, где в качестве активной силы стала выступать и Германия. Политика Туари заставила Лондон принять шаги к предотвращению образования франко-германского блока, а для устранения препятствий, чинимых политике Туари французскими блюстителями Версальского трактата, Берлин предпринял свои шаги там, откуда можно было достичь соответствующего эффекта: англо-германской конференцией представителей индустрии в Ромси, Германия.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.