Германии силой

Германии силой только при ее согласии и что, таким образом, выдвинутое против СССР в этом отношении со стороны других держав, по мнению Германии, необоснованное обвинение не будет обязывать Германию участвовать в мероприятиях, предпринятых на основании статьи 16-й». Германия взяла, следовательно, обязательство не только противодействовать в пределах Лиги Наций организации антисоветского блока или отдельным выступлением, направленным против Советского Союза,—но и ограничивать для себя ‘обязательность применения санкций, согласно статьи.

16-й статута Лиги Наций, против Советского Союза. В этом вопросе вместо полученных в Локарно туманных обещаний, считаться в применении статьи 16 статута с военным и географическим положением страны, Германия до вступления в Лигу Наций самостоятельным политическим актом установила для себя ограничения в обязанности выступлений против Советского Союза. В одной из статей Берлинского договора (ст. 3) выражено, кроме того, обоюдное согласие в том, чтобы ни в мирное время, ни во время конфликта с третьей державой, обе стороны не будут принимать участия в коалициях, имеющих целью установить экономический или финансовый бойкот, направленный против одной из сторон. Для разрешения же спорных вопросов между Германией и Советским Союзом, договор установил возможность применения либо согласительных, либо арбитражных форм.

Все эти положения Берлинского акта представляют огромное значение для Советского Союза и его отношений с капиталистическим окружением. Острие, направленное против Советского Союза политикой Локарно и вступлением Германии в Лигу Наций, притупляется этим договором, снова в значительной мере восстанавливающим брешь в капиталистическом окружении Советского Союза. В этом отношении совершенно не приходится говорить об аналогии с Бисмарковской системой, установленной договором о «перестраховке», ибо эту тонкую дипломатическую комбинацию следует рассматривать не только в связи, с австро-германским союзом, но и в связи с ролью Германии в построении Средиземноморской Антанты: положенное на дно договора обещание, предоставить России Константинополь,—по существу, устранялось образованием англо-австро-итальянской комбинации. Эта аналогия, кстати сказать, довольно обычная в прессе и в литературе.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.