Этим все и ограничилось

Этим все и ограничилось и, никаких земельных пожалований митрополит Киприан, несомненно, не получил. Нет также указаний на вклады частных лиц. Повидимому, их и не было, и это понятно, так как Киприан пробыл на посту митрополита недолго и не успел завязать связи с московским боярством, как это удалось сделать митрополиту Фотию.

Преемник Киприана—грек Фотий—занял в Москве положение более почетное и более авторитетное, чем Киприан. Он также был ставленником патриарха и человеком, по своей культуре чуждым Руси, но его водворение на кафедру обошлось без тех столкновений, которые испортили отношения Киприана и московского правительства. Москва отказалась до времени от мысли иметь митрополитом своего кандидата, и Фотий был принят хорошо. В течение своего долговременного правления, с 1409 г. по смерть 8 июля 1431 г., Фотий заслужил большое уважение великого князя и московского боярства, хотя неизменно был проводником политики патриархата. Следует заметить, что положение Фотия в Москве и как митрополита всея Руси значительно облегчалось тем, что вел. кн. Василий Дмитриевич был женат на дочери великого князя литовского Витовта, Софье, и вообще в его время отношения между Москвой и Литвой были хорошие. Власть Фотия как митрополита всея Руси создавала иногда конфликты в русских землях Литовского княжества, но эти конфликты носили личный и случайный характер и не вызывали политических осложнений.

Большое количество земельных вкладов, полученных митрополичьим домом при Фотии от московских бояр и частных лиц (подробнее об этом см. ниже), свидетельствует о больших симпатиях, которыми Фотий пользовался в Москве. Замечательно, однако, что из среды удельных князей Фотий получил только один вклад — с. Кудрино под Москвой, от кн. Елены Ольгердовны, вдовы кн. Владимира Андреевича Серпуховского. Заслуживает внимания и то, что и от вел. кн. Василия Дмитриевича Фотий не получил земельных вкладов.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.