Если бы Германия

«Если бы Германия могла предусмотреть русскую революцию,— писал позднее Тирпитц, — то может быть, в 1917 г. нам не пришлось бы рассматривать подводную войну, как наше последнее средство. Однако, в январе 1917 г., не было заметно еще ни одного внешнего признака русской революции» Отставленный Тирпитц все же победил, считая теперь свою победу слишком запоздалой: в начале января 1917 г. в германской главной квартире было принято окончательное решение начать неограниченную беспощадную подводную войну, как последнее средство («ниспосланный небом дар», по выражению Тирпитца) блокировать, задушить голодом и поставить на колени Англию, прежде чем С. Штаты реально смогут бросить свой меч на весы.

Первые результаты беспощадной подводной войны казались сначала в Германии благоприятными. Статс-секретарь Гельферих пытался даже доказать, что ввоз хлеба в Англию сразу уменьшился более чем на 20%, однако, с точки зрения военной,— несоответствие между небольшим количеством имеющихся подводных лодок (как сообщил 28-го сентября 1918 г. статс-секретарь морского министерства фон-Манн в рейхстаге, на 13 января 1918 г. у Германии имелось всего лишь подводных лодки, из коих две трети находились в верфях или в починке и только одна треть действовала) и грандиозным масштабом поставленной задачи только затрудняло положение Германии, тем более, что оборонительные средства ее противников неуклонно усиливались, а впоследствии—в 1918 г.—Германия больше теряла подводных лодок, чем успевала их строить. С.-А. С. Штаты, обслуживавшие европейскую войну, развившие у себя военную промышленность и субсидирующие Антанту, выступили в тот момент, когда обе европейские коалиции были достаточно) изнурены борьбой, когда Германия.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.