Еще ярче

Еще ярче сказался распад старых родов в конце XVII в., когда было предпринято составление так называемой- Бархатной книги. В Бархатной книге во многих родах показаны «в пресечке», т. е. вымершими, целые фамилии, тогда как из других источников мы знаем наверное, что они продолжали существовать и благополучно размножаться. Нередки были протесты более сильных и знатных фамилий против приписки к их роду захудалых отраслей рода.

Распад старых служилых родов в XVI—XVII вв. и сужение понятия «род» можно наблюдать и в другой области —в поминальных записях монастырских и церковных синодиков, в которые записывали родителей и предков для вечного поминовения их душ. В записях XV в. и первой половины XVI в. мы видим часто многие десятки имен предков за два-три столетия, т. е. в 5—9 поколениях, прямых и даже боковых родичей. Так, запись рода Годуновых, конца XVI в., в синодике Ипатьева монастыря содержит имена предков с середины XIII в. Исключительно сильные роды делали подобные записи и в XVII в. Так, запись бояр Бориса и Глеба Морозовых, середины века, перечисляет несколько десятков имен прямых и частью боковых предков с середины XI11 в. Записи Годуновых и Морозовых для своего времени исключительны, а типичными для XVII в. были записи 10—15 имен ближайших родственников по отцу и матери.

Распад старых родовых связей в среде северных крестьян, в так называемых Поморских уездах, мы можем наблюдать в других источниках и в иных проявлениях. Писцовые книги, сотные грамоты и другие подобные им источники дают иногда возможность проследить жильцов деревни или группы деревень той же волости за XVI—XVII вв. По именам, прозвищам и фамилиям дворохозяев мы находим среди них несомненных родственников по крови и вообще родичей, в широком смысле слова. Но вперемежку с ними мы видим множество складников, приходдев и пришельцев, соседей, подсоседников и захребетников, принятых в дом зятьев и вообще множество несомненных ино-родцев.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.