Еще ярче выражены

Еще ярче выражены те же мысли и настроения в письме представителей трех Уральских комитетов, напечатанном в № 63 «Искры» (1 апреля 1904). Обрисовав различие между политическим рабочим движением и профессиональным, в котором «роль революционной интеллигенции пассивна», а «движением руководят местные рабочие», и поставив «экономистам» в упрек, что «на интеллигенцию, т.е. на революционную социал-демократию, они смотрят свысока», письмо говорит: «подготовка пролетариата к диктатуре — такая важная организационная задача, что ей должны быть подчинены все прочие. Подготовка состоит, между прочим, в создании настроения в пользу сильной, властной пролетарской организации… Можно возразить, что диктаторы являлись и являются сами собой. Но так не всегда было, и не стихийно, не оппортунистически должно быть в пролетарской партии. Здесь должны сочетаться высшая степень сознательности с беспрекословным повиновением — одно вызывать должно другое (сознание необходимости есть свобода воли)».
Из сферы внутрипартийных отношений «авторитарный» принцип переносился, таким образом, в сферу отношений между партией и рабочим классом. И Ленин дал опять-таки лишь обобщающее выражение этому новому этапу в развитии организационной мысли большевизма, когда в своей книге «Шаг вперед, два шага назад» противопоставил «бюрократический» централизм «демократическому», как настоящий организационный принцип революционной социал-демократии, и провозгласил «дисциплину» не только основною потребностью пролетарской организации и пролетарского движения, но и основною добродетелью пролетарской психологии. Только интеллигенту-индивидуалисту дается трудно подчинение дисциплине.

Рабочий приучен к ней самими условиями своего иерархически организованного труда. И если интеллигентные выходцы из буржуазной среды являются носителями революционно-социалистического сознания в рабочем движении, то пролетарии являются носителями принципа дисциплины в нем. Антиреволюционный и антипролетарский характер меньшевистского «оппортунизма в организационных вопросах» и заключается в его «вражде к бюрократической идее построения партии сверху вниз», в его отталкивании от пролетарской дисциплины и, наоборот, потакательстве анархическому индивидуализму слабонервных интеллигентов. «Дисциплина» становится с этих пор основным организационным лозунгом большевизма.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.