Центральные державы

Центральные державы спокойно взирали на это и сквозь пальцы смотрели на передислокацию румынских войск, что условиями Фокшанского перемирия запрещалось. Такое положение сохранялось до поры-до времени. В Берлине и Вене не хотели упустить благоприятную для себя ситуацию, возникшую в результате ухода русских войск с Румфронта и обострения советско-румынского конфликта.

Правители Германии и Австро-Венгрии стремились заставить короля и правительство Румынии как можно быстрее заключить мирный договор, ликвидировать Румынский фронт, высвободившиеся войска использовать в войне на Западе. Особенно в заключении мира была заинтересована Австро-Венгрия, находившаяся в состоянии острого внутреннего кризиса, но при этом не отказавшаяся от желания завладеть кое-какими румынскими территориями, в частности перевалами через Карпаты.

Болгария настойчиво требовала не только возвращения отторгнутой у нее после второй Балканской войны Южной Добруджи (что предусматривалось ее договором с Центральными державами от 5 сентября 1915 г.), но и передачи, ей северной, румынской, части этой области, включая устье Дуная. Для того, чтобы удержать Болгарию от выхода из войны, Германия и Австро-Венгрия, в принципе не желавшие передавать ей Северную Добруджу, тем не менее старались оформить договором с Румынией удовлетворение территориальных притязаний Софии. Еще в декабре 1917 г. начальник политического управления немецкой оккупационной администрации полковник Хорстман в беседе с А. Маргиломаном дал понять, что Германия намерена выполнить данное Болгарии обещание о передаче, ей всей Добруджи, сообщив при этом о возможности «эвентуальной компенсации за счет Бессарабии».

А. Макензен, командующий войсками Четверного союза на Балканах, на банкете в Бухаресте по случаю Нового года утешал Маргиломана тем, что Румыния, если потеряет Констанцу, то приобретет устье Дуная и, по меньшей мере, ряд уездов Бессарабии.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.