…Бр-р-р!

Но стоило ему лишь немного забыться, как начинались кошмары… Он видел себя маленьким, учеником в мастерской. Сломав какую-то деталь, он печально и растерянно смотрел на нее… Ему становилось не по себе при мысли, что это вызовет гнев хозяина. Казалось, что приходит конец, надвигается на него что-то огромное, студенистое… Он хочет бежать и не может… словно кто-то приклеил его к полу. Он надеется, что опасность минует его. Напрасно! Судьба неумолима! Руки хозяина угрожающе надвигаются… В каждой руке у него по молотку. Он все ближе, ближе… Андрей незаметно отступает к стене, но молотки преследуют его. Он забился в угол, вобрал голову в плечи… закрыл глаза… избиение началось; молотки бьют по голове раз! два! раз! два! Так бил господин Женикэ, слесарный мастер первого класса…

— …Бр-р-р!

Андрей просыпался. Пробовал вновь чуть-чуть забыться… Бесполезно! Как только начинал засыпать, кошмар возвращался и все повторялось сначала. Казалось, эта мучительная ночь так никогда и не кончится.

И все-таки вместе с рассветом родился новый день. На первый взгляд он был более спокойным, чем предшествующий. План борьбы предусматривал всего три волны скандирования лозунгов.

Надзиратели, кажется, не собирались нас провоцировать. Дракон не появлялся.

В переднем ряду секции «F» учеба началась с утра. Прорабатывалась тема об империализме по недавно прибывшим с воли тезисам. Андрей, который вел семинар в своей колонне (она включала группу товарищей: четырех — сверху, четырех — снизу и еще заключенных из камер, находящихся рядом с секцией «G»), старался сделать занятия более живыми, чтобы люди забыли об усталости. Он чувствовал себя приподнято. В беседу включились даже наиболее слабые товарищи.

Он с удовлетворением сообщил ответственному о результатах работы всей группы: в первой колонне — восемнадцать выступлений на семь товарищей, во второй колонне — двадцать.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.