Безусловно

Безусловно, программы многих польских эмигрантских (да и не только эмигрантских) патриотических групп и организаций левого крыла отличались от Манифеста Демократического общества своей революционностью. Сами они проявляли историческую инициативу, а их идеологи И. Лелевель, С. Ворцель, Э. Дембовский, Т. Кремповецкий, Ш. Конарский и другие были хорошо известны и в Польше и в среде эмигрантов. И все же воздействие левого крыла в польском национально-освободительном движении 40-х гг. XIX в. на массы было ограниченным. Гораздо большим влиянием пользовалось Демократическое общество.

К моменту приезда К. Маркса в Париж оно насчитывало в своих рядах около двух тысяч членов — поляков, белорусов, украинцев, литовцев. Общество имело разветвленную сеть связей с «домашними», по терминологии К. Маркса, поляками, а его агенты на местах организовывали одну противоправительственную акцию за другой. При этом в практической деятельности они нередко шли дальше общепринятых лозунгов и программных требований, даже обгоняя время. В подтверждение можно сослаться на. пример Михаила Казимировича Волловича (1806—1833).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.