Бандит!

Бандит!

— Знаем мы твой устав!

— Долой!

Такого не ожидал даже Дракон. Он несколько мгновений стоял неподвижно, сердито озираясь по сторонам. Отовсюду, изо всех окон на него были устремлены искрящиеся ненавистью глаза:

— Долой! Долой!

И он поспешно ретировался.

Через четверть часа появился начальник охраны с тремя надзирателями. Бегая по коридору, они выискивали жертву.

Избиения начались.

За ними последовали крики. В тишине летних сумерек крики из Дофтаны слышались и по ту сторону стен. Они звучали словно приглушенный клокот вулкана, который был готов вот-вот пробудиться от своего многолетнего сна. Далеко-далеко, на многие километры вокруг, люди переставали ужинать, откладывали ложку, не донеся ее до рта. Прислушиваясь, они с горечью и возмущением говорили:

— Опять в Дофтане бьют!

Женщины крестились. Дети выскакивали на улицу, чтобы послушать. В ночной тишине слышались крики:

— Не бей! Не бей!

Надзиратели, избивавшие наших товарищей, внезапно куда-то были вызваны. Они так и не вернулись назад. Политзаключенные еще несколько раз прокричали различные лозунги. Потом было передано указание: всем ложиться спать, завтра будет тяжелый день, надо восстановить силы.

Но никто не спал в ту ночь: в десять часов все надзиратели, находящиеся в карауле, начали бить в рельсы, которые висели в разных углах тюрьмы. Били в них десять минут подряд. В одиннадцать часов снова, опять десять минут. И так всю ночь.

Это было чудовищно! Андрею ночь показалась более страшной, чем та, в которую его мучили в сигуранце.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.