акты верховной танской

Другое дело, что едва ли не всегда упомянутые акты верховной танской власти не «срабатывали». Так, вопреки им администрация на местах зачастую продолжала взимать подати в прежних объемах, о чем в одном источнике без околичностей сказано: «Пусть и имелись эти высочайшие рескрипты, да только не было от них проку простому народу». И в народном сознании вина за это возлагалась на нечестивых должностных лиц в Чанъани и на периферии, хотя, пусть буквально считанное число раз за предшествовавшие крестьянской войне 874-901 гг. 120 лет , «доставалось» и самим Сынам Неба, в подобных случаях воспринимавшимся как «неистинные».

Так или иначе, начиная с середины VIII в. все больше сельских тружеников оказывалось в круто менявшихся условиях держания земли, и именно это составляло одну из социально-исторических подоснов ощутимо возраставших тогда по масштабам и остроте недовольства и протеста рядового деревенского люда, вылившихся на рубеже третьей и заключительной четвертей IX в. в крестьянскую войну.

Десяткам и сотням тысяч обезземеленных, обобранных селян из числа надельных крестьян не оставалось ничего другого, как переходить под «покровительство» частных собственников земли, а в ничуть не меньшем количестве пускались они в бега. По сведениям «Старой истории Тан», широкое распространение получили крестьянские уходы и в пристоличной зоне, и на далекой периферии, не исключая и Юг, где (в частности, в пределах нынешних провинций Хубэй, Хунань и Гуандун) «люди искали спасения в бегстве». Недаром столь интенсивным было тогда сокращение контингента податных душ в государственных реестрах, вести которые входило в компетенцию волостных и уездных управ.

Имея в виду в числе выпавших из разряда податных, а потому обозначенных «потерянными» (для казны) собственно беглых, официальный источник уведомляет, что таковых «среди населения Поднебесной больше половины». В 819 г., основываясь на собственных наблюдениях и подсчетах, один из тогдашних государственных мужей Ли Бо (772-831) в специальном послании трону докладывал, что в волости Чанъюань, входившей в состав уезда Вэйнань (пров. Шэньси), из 400 дворов к тому времени остались лишь чуть больше 100, а в уезде Вэньсян (пров. Хэнань) из 3 тыс. дворов — только 1 тыс., и то вовсе не были случаи исключительные.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.