1830—1831 гг.

1830—1831 гг. подвели окончательную черту под попытками поляков решить свой главный политический вопрос — воссоздание независимого единого национального государства в отрыве от социального и даже не затрагивая его. Пройдет немного времени, и К. Маркс во весь голос, с международной трибуны заявит: «Никто не станет отрицать, что в Польше политический вопрос связан с социальным. Они всегда неотделимы друг от друга».

Характерно, что после 1831 г. в польских тайных обществах быстро растет число членов за счет белорусов, даже создаются белорусские группы, отделения. Этому способствует выкристаллизирование в польском национально-освободительном движении социального вопроса, сближавшего и объединявшего как белорусских, так и польских борцов за свободу и народное счастье.

Но обратимся к К. Марксу и Ф. Энгельсу. В «Манифесте Коммунистической партии» они писали: «Среди поляков коммунисты поддерживают партию, которая ставит аграрную революцию условием национального освобождения, ту самую партию, которая вызвала Краковское восстание 1846 года».

О какой партии здесь идет речь? Определяя потенциальных союзников коммунистов в Польше, К. Маркс и Ф. Энгельс имели в виду, как подчеркивает известный советский исследователь польского вопроса профессор В. А. Дьяков, определенное реальное направление в польском национально-освободительном движении и, добавим, даже конкретную организацию, которая, по их словам, вызвала Краковское восстание.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.